Главная        Типовые серии        Застройщики        УК и ТСЖ        Жилые комплексы

► ВСЕ РЕГИОНЫ      ► Москва регион       ► город Москва


город Москва, бульвар Новинский, д.25, к. 1 (район Пресненский, Центральный АО)

Паспорт многоквартирного дома

«Дом Наркомфина»

Почтовый индекс - 123242.
Тип здания - Многоквартирный жилой дом,
Этажей - 7,
Материал стен - блочный,
Количество подъездов - 2,
Квартир - 46,
Комфорт - эконом класса,
Тип застройки - Конструктивизм,
Высота потолка - ,
Год постройки - 1930,
Управляющая организация - ООО "ПТО Ватутинки",
Состояние - Памятник архитектуры,
Площадь здания - 2609.30,
Архитектор - Гинзбург М.Я., Милинис И.Ф.
Дом газифицирован.

Серия этого здания -
Типовая серия -

Дополнительное описание -
Семиэтажный, блочный, двухподъездный дом, построен в 1930 году, в стиле - Конструктивизм.


Оценки дому от пользователей сайта

Всего
оценок
Средн.
балл
Общий
рейтинг
ТСЖ (УК) 3 1 1.64
Инфраструктура 0 0
Дом (комфорт) 0 0
ЖК 11 0.64
Застройщик 0 0

Оцените и Вы этот дом

- 3 ...-2....-1 ... +1....+2... + 3
Работа ТСЖ / УК
Инфраструктура
Комфортность
ЖК
Застройщик

Так называемый Дом Наркомфина был построен на рубеже 1920-1930-х годов архитектором Моисеем Яковлевичем Гинзбургом в соавторстве с Игнатием Францевич Милинисом. Этот дом на Новинском бульваре в Москве сейчас находится в неудовлетворительном техническом и эстетическом состоянии. Удивительный дом, который сначала планировался как дом обобществленного быта, дом-коммуна, а затем превратился в престижный дом одного из министерств - Наркомата финансов.

Знаменитый дом Наркомфина был построен в 1928—1930 годах по проекту теоретика советского конструктивизма Моисея Гинзбурга. Общая площадь здания — 4 тыс. кв. м, из которых 2,7 тыс. кв. м — жилая площадь, 1,3 тыс. кв. м — нежилая. Главной особенностью 54 квартир является отсутствие в них ванных комнат и кухонь: все бытовые помещения, включая столовую, спортзал и прачечную, были запроектированы в отдельном «коммунальном» корпусе. Сейчас дом официально считается жилым, однако, по данным горадминистрации, большая часть квартир в нем пустует, а само здание находится в аварийном состоянии и нуждается в срочной реставрации.Дом Наркомфина в Москве, на Новинском бульваре, 25. признан бесспорным шедевром конструктивизма, он вошёл в список «100 главных зданий мира, которым грозит уничтожение» (составлен Всемирным фондом памятников, World Monuments Fund).

Но, кажется, у здания, пребывающего на грани разрушения, появилась надежда на спасение. Об этом стало известно на выставке «Дом Наркомфина и его значение», специально организованной в Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева, где экспонировались графика Моисея Гинзбурга, архивные фотографии, макеты дома и даже уникальная реконструкция интерьера с мебелью и планировкой, предложенной архитектором. Там же можно было увидеть и способы «реанимации» умирающего шедевра. Но прежде чем говорить о них, ещё раз обратимся к истории.

В конце 1920-х годов в СССР свёртывание политики НЭПа повлекло за собой оживление коммунистических идей, а в области архитектуры — возобновление новаторских экспериментов. В результате появились здания, получившие название домов-коммун. В Москве было возведено несколько таких домов, но самым выдающимся из них стал дом сотрудников Наркомфина, или 2-й дом Совнаркома. Моисей Яковлевич Гинзбург построил его в соавторстве с Игнатием Францевичем Милинисом, в разработке конструкций дома принимал участие инженер С. П. Прохоров. Впрочем, сам дом никогда не называли домом-коммуной, а определяли как «опытный дом переходного периода». Зодчий-конструктивист Гинзбург в своей книге «Жилище», развивавшей идеи новой архитектуры, говорил только о «некоторых элементах реконструкции социально-бытового уклада» в структуре здания и немногих изменениях в его устройстве. Он писал: «Для того чтобы способствовать быстрейшему, безболезненному переходу к более высоким социальным формам хозяйства, было запроектировано необязательное, но возможное общественное питание, стирка белья, уборка помещений и пребывание детей в детском саду. В связи с этим предполагалась постройка самостоятельного коммунального корпуса, соединённого тёплым переходом с жилыми помещениями. В коммунальном корпусе должны быть размещены: спортзал, кухня, столовая с помещениями отдыха и летняя столовая на крыше; затем отдельно стоящий дом для детей и самостоятельный служебный двор (механическая прачечная, сушилка и прочие служебные помещения)». Здание пронизывали насквозь длинные холлы, похожие на коммунальные коридоры. Небольшие квартиры были двухуровневыми. Восходящее солнце светило в окна спальни, заходящее — освещало гостиную.

Однако архитектор с сожалением признавал, что его проект не удалось осуществить полностью: частично изменились функции коммунального корпуса, хотя кухня обслуживала большинство жильцов дома, столовая не функционировала как самостоятельное помещение, поскольку люди большей частью брали обеды к себе в квартиры, ставили газовые плиты в ваннах. Уже в 1930-е годы общественные службы дома постепенно прекращали работу, и только медицинский кабинет продержался до 1970-х годов.

Тем не менее дом Наркомфина был свидетельством невиданной смелости и крайней левизны рубежа 1920—1930-х годов. По словам профессора архитектуры Владимира Седова, дом стал зданием-плакатом, в яркой форме воплощавшим имперскость СССР и левацкий порыв большевиков к реальному коммунизму, — в отобранных, продуманных, ясных, даже изысканных формах новой архитектуры.

Дом вначале был заселён сотрудниками Народного комиссариата финансов — отсюда и закрепившееся за ним название «дом Наркомфина». Он и строился под покровительством Николая Александровича Милютина, в то время министра финансов. На самом верху, над плоской крышей здания, располагалась его квартира — первый и единственный в то время в Москве «пентхаус». Но при этом на крыше был зимний сад, который могли посещать все жильцы и делать зарядку на свежем воздухе. Сейчас от министерского «пентхауса» остались одни руины

Между тем перед нами абсолютная классика мировой архитектуры, предмет паломничества профессионалов со всего света. Дом выстроен в 1928-1930 годах для служащих Народного комиссариата финансов по проекту Моисея Гинзбурга и по инициативе тогдашнего наркома Николая Милютина, считавшего себя если не архитектором, то покровителем архитектуры, именно левой, авангардной. Кстати, оба автора, нарком и архитектор, жили здесь же. Во втором и третьем этажах (первый представлял собой сквозное пространство между несущими столбами, ныне застроенное) располагались квартиры для тех подчиненных наркома, кто не был готов расстаться со старым бытом: здесь предусмотрены ванные комнаты и кухни. В четвертом, пятом и шестом этажах - квартиры тех, кто соглашался питаться в общей столовой, пристроенной к дому с угла, и мыться стоя. В торцах располагались почти старорежимные квартиры, выходившие на лестницы. Почему-то именно в этих обособленных квартирах, а также в пентхаусе на крыше поселились авторы эксперимента и примкнувший к ним наркомздрав Семашко. Остальные квартиры выходили в коридоры, протянувшиеся вдоль восточного фасада.

Удивительное начинается с этих коридоров: их всего два на пять этажей, они проходят по второму и четвертому этажам. Дело в том, что и нижние, и верхние квартиры - двухэтажные. Над коридорами оказываются спальни, балконами открытые в двусветные гостиные. Так над коридорами железнодорожных вагонов умещаются багажные полости, открытые в купе. Спальни освещаются восходом, гостиные - закатом, отсутствие перегородок между ними обеспечивает перекрестную освещенность.

Чтобы понять, куда пропал еще один этаж, нужно представить себе верхний коридор. Все двери в нем составлены попарно. За каждой четной открывается квартира, захватывающая нижний, третий, этаж, за каждой нечетной - квартира, захватывающая верхний, пятый.

В советское и постсоветское время капитальный ремонт в здании не проводился ни разу с момента его строительства. Результат — почти аварийное состояние, в котором он пребывает десятки лет. Правда, есть в этом и своя положительная сторона — здание сохранило около 80 процентов первоначальных конструкций и материалов. В 1987 году дом Наркомфина признан объектом культурного наследия регионального значения. Многие жильцы получили квартиры в других домах. В 1995 году проведены работы по укреплению штукатурки торцевой стены с балконами, частично обследовано состояние дома. Всего за 1990-е годы были предприняты две попытки составить план реконструкции дома, и обе остались нереализованными.

Теперь будущее дома — в руках группы компаний «МИАН», основного учредителя фонда «Дом Наркомфина». Решено приступить к разработке проекта научной реставрации здания с учётом последних достижений науки, с точным описанием предмета наследия и последующим адекватным приспособлением под человеческие нужды. На пресс-конференции, состоявшейся перед открытием выставки, председатель совета директоров ГК «МИАН» Александр Геннадьевич Сенаторов рассказал о том, что работы по восстановлению и реставрации дома планируется закончить к 2011 году (в них инвестируется 60 миллионов долларов) и в отреставрированном здании откроется высококлассная гостиница — бутик-отель. Предполагается, что здание будет функционировать подобно тому, как задумывалось его создателями изначально. В первом, жилом корпусе на восьми этажах разместятся 40 апартаментов класса «люкс». Во втором, коммунальном, соединённом с жилым на уровне второго этажа, будут располагаться бизнес-центр, конференц-зал, ресторан, служебные и складские помещения.

Бутик-отели появились в 1984 году благодаря архитектору Яну Шрегеру, который перестроил старый отель в Нью-Йорке в гостиницу с необычным дизайном. Сейчас бутик-отели есть во всех крупнейших городах мира — Лондоне, Париже, Нью-Йорке. Их отличительные черты: уникальный дизайн, камерная атмосфера (до 100—150 номеров максимум), высочайшее качество обслуживания и состоятельная, изысканная публика.

Разумеется, проект превращения дома Наркомфина в бутик-отель может оказаться спасительным лишь том случае, если реставраторам удастся бережно отнестись к архитектуре здания и сохранить его концепцию в соответствии с идеями М. Я. Гинзбурга, главной из которых был принцип минимализма, предвосхитивший многое из того, что делалось и делается в современной архитектуре.

История  б-р Новинский:

 Новинский бульвар (до 1877 — Новинский Вал, Новинское гуляние, в 1940—1994 — улица Чайковского) — улица в Центральном административном округе города Москвы, участок Садового Кольца. Проходит от Смоленской площади (угол Проточного переулка), пересекая улицу Новый Арбат, до Кудринской площади. Нумерация домов ведётся от Смоленской площади. Бульвар, возникший в 1860-е гг., был вырублен в 1937 году. К Новинско ... читать далее >>>> :   


Комментарии к дому:

25.08.2017

С 2017 года находится на реконструкции Сбербанка. Он выделил 885 млн. руб. 46 квартир будет продано через 2 года.

Добавить свой отзыв


имя
Ведите код с картинки

Популярное на сайте Правдом.


eXTReMe Tracker